Биография
Санкт-Петербург.
1813 г.
Старое Акшино.
1815-1820 гг.
Москва.
1820–1829 гг.
Московский университет.
1829-1834 гг.
Ссылка в Пензу.
1835-1838 гг.
Москва.
1839 - 1841 гг.
Старое Акшино.
1846-1856 гг.
Годы эмиграции.
1856-1877 гг.
Творчество
Выставки
Проекты
Учись! Пойми, что знание есть власть;
Умей страдать вопросом и сомненьем,
Умей людей любить с благоговеньем,
И претворяй бунтующую страсть
В смысл красоты и веры благородной:
Живи умно, как человек свободный. Н.П. Огарёв
Путешествие из Москвы в Пензу по дорогам, размытым весенней распутицей, продолжалось шесть дней. Приняв молодого вольнодумца под свой начальнический надзор, губернатор Панчулидзев доносил 15 апреля 1835 г. московскому генерал-губернатору: «Отправленный при почтеннейшем отношении ко мне вашего сиятельства от 5 апреля с рядовым жандармского дивизиона Евдокимом Фадеевым — исправлящий должность актуариуса в Московском архиве иностранных дел Огарёв означенным жандармом Фадеевым 14 сего апреля ко мне доставлен исправно, в чем от меня Фадееву и выдана надлежащая квитанция». Так, с 14 апреля 1835 г. для Огарёва началась его пензенская ссылка, продолжавшаяся более четырех лет. А. А. Панчулидзев - губернатор Пензы - был типичнейшим представителем высшей бюрократии николаевского царствования. Всегда готовый к услугам III-го отделения, он никогда не затруднился бы в употреблении своей власти в отношении двадцатидвухлетнего Огарёва с целью «исправления» его в надлежащем духе. Но в данном случае дело несколько осложнялось: опальный поэт был единственным сыном действительного статского советника Огарёва, богатейшего помещика губернии, имевшего значительные связи в высших правительственных кругах Москвы и Петербурга. Понимая, что участие в судьбе Огарёва-сына будет оплачено соответствующим «безгрешным» приношением, Панчулидзев обошелся с ним довольно внимательно, сразу же определил его на службу в губернское правление в должности актуариуса, но с одновременным откомандированием к делам собственной канцелярии. Значительно труднее оказалась для поэта его встреча с больным отцом. Платону Богдановичу, отдавшему служебной карьере многие годы жизни, был, конечно, крайне не по душе характер умонастроений сына, и он готов был обрушить на него свое искреннее неудовольствие. Но теперь было не до упреков. Напротив, больной старик не мог не радоваться тому, что его наследнику удалось сравнительно легко выпутаться из большой беды. Старику Огарёву не стоило большого труда выхлопотать у Панчулидзева на летние месяцы отпуск своему сыну, действительно нуждавшемуся в длительном и спокойном отдыхе. Такой отпуск был получен, и в конце мая или начале июня Огарёвы переехали в село Чертково, находившееся в 25-ти верстах от Пензы. Это было богатое родовое имение Огарёвых, некогда принадлежавшее бабушке поэта по отцу. Здесь был просторный дом с мезонином, с открытыми балконами — на юг и на север. С трех сторон его окружал большой тенистый сад, спускавшийся по отлогому берегу к глубоководному пруду. За прудом — тоже сад. А дальше — село. Крестьянские избы примыкали к барской усадьбе и с востока. Огромные деревья — ивы, дубы, липы и березы — окружали усадьбу со всех сторон и, словно часовые, охраняли ее покой. Огарёв любил этот живописный уголок и не раз в прошлом проводил здесь свои летние каникулы. Хорошо было ему здесь и теперь. Февральским вечером 1836 года на балу в губернском доме Николай со вниманием наблюдал за танцующей бойкой, пикантной брюнеткой Марией Рославлевой. Его записки к ней, племяннице губернатора, переполнены восторгами перед ее добродетелью. Мария Львовна Рославлева становится женой Огарёва, (Фото 1) их бракосочетание состоялось весной 1836 г. в кафедральном соборе Пензы. Вскоре после венчания супруги уехали в Старое Акшино. Обожествляя Марию Львовну, Н. П. Огарёв писал: «Я знал блаженство на земле, которого не променяю даже на блаженство рая, это блаженство Мария, — наша любовь». Ей он посвятил лирические стихотворения «Дай, расскажу тебе, мой друг...», «О! Тяжело забыть душою...», «Я помню робкое желанье...» и др. О пензенском селе Чертково Огарёв сообщал жене: «Я вспомнил Чертково и тебя. Чертково и ты для меня нераздельны. Нигде и никогда я не был так счастлив». В письме к М. Л. Рославлевой есть и такие строки: «...Сижу в г. Пензе. А я здесь проехал мимо большого дома, где наверху полукруглое окошечко, воздух был весенний, славное время пришло на память... Я люблю этот город за все, что он мне дал». О пензенском доме, где жили супруги (ныне ул. Советская, д.5), Николай Платонович в разговоре с Марией Львовной вспоминал: «В твоей светелке наверху никто не живет, и нет свечки у полукруглого окна по вечерам, в нашем доме никого нет. Пусто, все пусто и грустно». Николай Платонович не мыслил себя без поэзии: «Ей одной предан я, она моя жизнь, моя наука…, философия, моя политика». На пензенской земле он написал немало прекрасных лирических стихотворений. Их музыкальность заметил композитор А. А. Алябьев и написал романсы на слова Н. П. Огарёва («Кабак», «Изба», «Деревенский сторож»). Здесь Огарёв начал писать одно из самых значительных своих произведений — поэму «Юмор» и повесть «Гулевой», основанную на пензенском материале. В 1838 г. Николай Платонович едет на Кавказ якобы для излечения болезни. В Железноводске у него состоялась встреча с Одоевским. (Фото 2) Беседа была очень теплой, и позже в своей исповеди он напишет, что «… встреча с Одоевским и декабристами возбудила мои симпатии до глубины какой-то восторженности». Под впечатлением этой встречи он написал стихотворение «Я видел вас, пришельцы дальних стран». В ноябре 1838 года умер отец. Со смертью отца завершилась целая полоса жизни Огарёва. Отныне он становился свободным от нелегкой отцовской опеки. И вместе с тем в его потомственное владение переходило большое помещичье хозяйство. В трех губерниях — Пензенской, Рязанской и Орловской— это было 5 сел и 11 деревень, за которыми числилось свыше 15 тыс. десятин сельскохозяйственных угодий — пашенной земли, лугов и лесов. В этих барщинных или оброчных селах и деревнях проживало свыше четырех тысяч крепостных (мужского пола) крестьян. Большое наследство не только не радовало Огарёва, (Фото 3) а напротив, воспринималось как тяжелое бремя ответственности. Прежде всего, перед теми, кого в официальных документах той поры именовали «ревизскими душами», т. е. крепостными рабами. Особенно волновала его судьба крепостных в пензенских селах и деревнях, в которых мало было и пашенной земли и других угодий. Потому-то и решил поэт начинать дело улучшения крестьянского быта прежде всего здесь, в этих селах и деревнях. Необходимые для этого средства можно было получить только в Верхнем Белоомуте (Фото 4) - самой богатой вотчине Огарёвых. С этой целью Огарёв предложил крестьянам этого оброчного села выход в разряд вольных хлебопашцев за необременительный для них выкуп. За Верхним Белоомутом, в котором в это время насчитывалось 1830 ревизских душ, числилось 8127 десятин земли. Большая ее часть, свыше 5500 десятин, находилась под лесами, около 2000 десятин составляли приокские заливные луга — главное богатство белоомутцев, позволявшее им заниматься (и в больших размерах) скотоводством. После некоторых колебаний крестьяне этого села приняли условия Огарёва: за все переходившие в их владения угодья они должны были уплатить ему в рассрочку 500 тыс. руб. ассигнациями (около 142857 руб. сер.). В октябре 1840 г. был составлен предварительный договор, направленный затем в Петербург на утверждение самого царя. В связи с этим Огарёву пришлось составить особое прошение на имя Николая I. Вся эта сложная процедура затянулась на много лет. Начало, однако, было положено... Огарёв жаждал деятельности. Но для этого надо было вырваться из пензенской ссылки. С еще большим усердием, хотя и по другим причинам, рвалась из Пензы его супруга. Смерть старика-свекра давала свободу и ей, превращала в полноправную хозяйку громадного наследства, которое открывало возможность к беззаботной светской жизни в любой из столиц. Следовательно, интересы мужа и жены совпадали лишь в их обоюдном желании уйти из провинциальной глуши. Были подняты на ноги все влиятельные родственники в Москве и в Петербурге, пущены в ход и связи Панчулидзева А.А. Результат был положительным.
Ссылка в Пензу.
1835-1838 гг.

Фото 1
Фото 2
Фото 3 Фото 4
 
Сайт создан Логиновым Николаем. Фотограф: Ляпин Андрей.
Информация предоставлена Еленой Владимировной Марфиной.