Биография
Творчество
Стихи
Музыка
Выставки
Проекты
Учись! Пойми, что знание есть власть;
Умей страдать вопросом и сомненьем,
Умей людей любить с благоговеньем,
И претворяй бунтующую страсть
В смысл красоты и веры благородной:
Живи умно, как человек свободный. Н.П. Огарёв
Яркая страница творческой биографии Огарёва — музыкальная деятельность. Универсальная разносторонность личности, покоряющей тонким артистизмом и безграничной человеческой щедростью, выразилась очень отчетливо в его творчестве композитора и критика, собирателя фольклора и пропагандиста народных песен. Истоки музыкальных интересов Огарёва — в детском увлечении народными песнями, деревенскими хороводами, крепостным оркестром в акшинском имении отца. Он занимался игрой на фортепиано, в студенческие годы серьезно изучал творчество великих композиторов-классиков. Позже, во время поездок в страны Западной Европы (1841—1846), Огарёв постоянно бывал на концертах и в опере, встречался с прославленными исполнителями. Он преклонялся перед Моцартом и Гайдном, Шубертом и Бетховеном, восхищался способностью музыки выражать эмоции и воздействовать на них. «С музыкой легче, грусть тише и тоска не так томительна... Искусство исключительно. Немногие стучатся в его дверь, еще меньшее число входит внутрь. В нем можно обособиться и жить» — писал Огарёв. Первые музыкальные пробы Огарёв начинает в 1848 году. Мир его музыкальных увлечений становится очень богатым. Его можно уже назвать не только страстным любителем и почитателем музыки, но и композитором. В его наследии много вокальных и фортепьянных сочинений. Это и вальс «Утраченное небо», мазурка, романсы: «Тоска по Родине», «Тучки», «Я пришел к тебе с приветом», «Дорога», и другие. Особенно близок Огарёву-композитору был романс «Тучки», в нем он видел в нем олицетворение своей судьбы - изгнанника Родины. Разочарование и страдание, нежность и мечтания, грусть и тоска одиночества, сладкие грезы любви — вот характерные настроения первых музыкальных композиций Огарёва, его фортепианных пьес. Им создано семь вальсов (причем четыре из них имеют программные подзаголовки: «Отчаяние», «Утраченное небо», «Ночной», «Меланхолический»), одна прелюдия, одна мазурка и «Прощальная песня». Огарёв, как и другие русские композиторы — его современники, сохранил в своих пьесах тесную связь с областью любительского бытового музицирования. Гибкий, романтически увлекательный вальс, острая подвижная мазурка, мечтательный ноктюрн широкодоступные популярные жанры фортепианной музыки, к которым обращался Огарёв. Мелодический язык его миниатюр прост, в них господствует колорит мягкой чувствительности. Романсовая лирика Огарёва представляет наибольший интерес: она выявляет иную сюжетно-эмоциональную и интонационную сферу его творчества, позволяет проследить эволюцию музыкального языка композитора. В его наследии 14 законченных романсов и 6 черновых набросков на слова А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, А. И. Полежаева, А. А. Фета и собственные стихи (из них лишь 5 были опубликованы). Эти романсы типичны для русской музыкальной культуры первой половины XIX века. Они отражают круг интересов русского человека, богатство его души. В вокальных жанрах преобладают элегия, русская песня и лирический романс. Сравнивая романсы Огарёва с произведениями в тех же жанрах М. И. Глинки, А. Л. Гурилева, А. Е. Варламова и А. А. Алябьева, можно отметить общность тематики, образов, стиля (демократизм, реализм, выразительные приемы). Яркое музыкальное дарование, которым был наделен Огарёв, убедительно проявилось в его поэтическом творчестве: в органическом слиянии композиционных законов поэзии и музыки, в ритме и стиле изложения, в выборе тем, наконец, в названиях (например, «Ноктюрн», «Аврора-вальс», «Скерцо», «Симфония» и др.). Музыкальное начало в творчестве поэта не является чем-то внешним, декоративным. Оно служит раскрытию смысла стихотворений, связано с их глубоким психологизмом, помогает войти в изображаемый поэтом мир: «Как дорожу я прекрасным мгновеньем,
Музыкой вдруг наполняется слух,
Звуки несутся с каким-то стремленьем,
Звуки откуда-то льются вокруг».
Огарёв многогранно использовал в поэзии сферу звучания музыкальных инструментов, которые, как и голоса природы, прекрасно дополняют художественные образы. Трубы, орган, оркестр — это своего рода символы торжественности, праздничности, ликования. «Печальный колокольный звон», звуки Эоловой арфы, свирель — свидетели меланхолии, одиночества. Пение соловья, щебетание птиц, вольная песня жаворонка — черты пасторальной пейзажности. Но тот же соловей поет по-иному, когда автор «озвучивает» картины трагической неизбежности («уныло свищет соловей»). В своей поэзии Огарёв обращался к творчеству Моцарта, Бетховена, Листа, Глинки. Так, «Героическая симфония» Бетховена в одноименном стихотворении «зазвучала» в связи с образами декабристов, чей подвиг был для поэта священным. «Торжественные звуки» Бетховена сплелись с прославленными подвигами «доблестных людей». В 1870-е годы, в пору затишья в политической жизни России это стихотворение Огарёва, как и музыка Бетховена, говоря словами самого поэта, «явились острым вызовом действительности». Отдавая дань любви музыке Шуберта, Огарёв перевел на русский язык восемь из четырнадцати песен цикла «Лебединая песня» (слова Гейне, Рельштаба и Зейделя), в частности широко известную «Серенаду» («Serenade») Рельштаба. Замечательная певучесть, ритмическое богатство, лиричность и пластика поэзии Огарёва делают понятным обращение к ней самых разных композиторов (всего более 70) среди которых Гурилев, Алябьев, Кюи, Шапорин, Глиэр, Чайковский и другие. Музыкальное творчество Огарёва, — показатель многогранности этого талантливого человека своего времени, сумевшего отразить в своей музыкально-критической деятельности передовые художественно-эстетические воззрения. Материал взят из книги Н.И. Ворониной
 
Сайт создан Логиновым Николаем. Фотограф: Ляпин Андрей.
Информация предоставлена Еленой Владимировной Марфиной.