Н.Огарев. Стихотворения
Издание Н.Трубнера и К.
TRUBNER Co, 60, PATERNOSTER ROW. Лондон.
1858г.
ЮМОР. (отрывок из поэмы)

Подъ часъ, не знаю почему
Меня страшить моя Pocсия;
Мы къ сожаленью моему,
Не справимся съ временъ Батыя,
У насъ простора неть уму,
Въ своемъ углу какъ проклятые
Мы неподвижны и гниемъ,
Не помышляя ни о чемъ.
Куда ни взглянешь—все тоска,
На улицахъ все снегъ, да холодъ,
Къ томужъ и жизнь намъ, не легка:
Везде безденежье да голодъ,
Министромъ Вронченко пока;
Канкринъ ужъ слишкомъ былъ немолодъ,
На лажъ ужасно что то скупъ,
А рубль целковый очень глупъ.
Въ литературе, о друзья,
(Хоть самъ пишу, о томъ ни слова)
Не много проку вижу я.
Въ Москве все проза Шевырева—
Весьма Фразистая статья,
Даютъ Парашу Полеваго
И плачет публика моя,
Певцы замолкли, Пушкинъ стихъ,
Хромаетъ тяжко вялый стихъ.
 
+ + + +

Она никогда его не любила,
А онъ ее втайнй любилъ ;
Но онъ о любви не выронилъ слова:
Въ себе ее свято хранилъ.

И въ церкви съ другимъ она обвенчалась ;
По прежнему вхожъ онъ былъ въ домъ,
И молча въ лицо гляделъ ей украдкой,
И долго томился потомъ.

Она умерла. И днемъ онъ и ночью
Все къ ней на могилу ходилъ;
Она никогда его не любила,
А онъ о ней память любилъ.

ПРЕДИСЛОВИЕ КЪ КОЛОКОЛУ.

Россия тягостно молчала,
Какъ изумленное дитя,
Когда неистово гнетя
Одна рука ее сжимала ;
Но тотъ, который что есть силъ
Ребенка мощнаго давилъ,
Онъ съ тупоумиемъ капрала
Не зналъ, что передъ нимъ лежало,
И мысль его не поняла
Какая есть въ ребенке сила :
Рука—ее не задушила,
Сама съ натуги замерла.
Въ годину мрака и печали,
Какъ люди руссюе молчали,
Гласъ вошющаго въ пустыни
Одинъ раздался на чужбинъ;
Звучалъ на почве не родной—
Не ради прихоти пустой,
Не потому, что изъ боязни

Онъ укрывался бы оть казни;
А потому, что здесь языкъ
Къ свободномыслию привыкъ
И не касалася окова
До человеческаго слова.
Привита съ родины далекой
Дождался голосъ одинокой,
Теперь юней сильнее онъ...
Звучитъ, разкачиваясь, звонъ,
И онъ гудеть не перестанетъ,
Пока—спугнувъ ночные сны—
Изъ колыбельной тишины
Poccия бодро не воспрянетъ,
И крепко па ноги не станегь,
И непорывисто cмела—
Начнетъ торжественно и стройно,
Съ сознаньемъ доблести спокойной,
Звонить во все колокола.